Amager Faelled parkrun: первый на континенте

В последующие 4,5 года после открытия самого первого паркрана – Bushy parkrun, про который мы рассказали в предыдущем обзоре Bushy parkrun, движение стремительно развивалось, и к маю 2009 года забеги проводились уже в 11 парках, но лишь в пределах Великобритании. По признанию основателя движения, Пола Синтона-Хьюитта, оно могло так и не приобрести международного статуса, если бы идею открытия паркрана за пределами Туманного Альбиона не высказал и, главное, не взялся за её реализацию такой же энтузиаст и любитель бега – Джонатан Сайденхэм, после своего 40-го марафона переставший их считать.

Любопытно, что Россия – не чужая для Джонатана страна. Русист по образованию, он не раз бывал в разных уголках нашей необъятной Родины, включая Иркутск и Владивосток, а со своей супругой Элизабет, к слову, отлично владеющей русским языком, познакомился во время прохождения учебной практики в Воронеже.

Постоянно проживая в Дании, Джонатан совершал поездки в Великобританию и участвовал там в паркранах Wimbledon, Bushy и Brighton&Hove, где познакомился с Полом и предложил ему открыть паркран в Копенгагене. О масштабном распространении на континент, как британцы именуют материковую часть Европы за пределами своих островов, речи на тот момент, конечно же, не было, это был первый пробный шар, но уже в начале работы над проектом была достигнута договорённость о том, что, если всё пойдёт удачно – одним забегом дело не ограничится.

В качестве места проведения первого забега был выбран заповедник Amager Faelled на острове Амагер, с 1902 года входящем в состав Копенгагена, но отделённом от остальной его части проливом шириной порядка 100 метров. Исторически Amager Faelled – место довольно противоречивое, местами не самое приятное, и смею утверждать, что паркран – это лучшее из того, что когда-либо происходило на этой территории. Почему? Судите сами. Во-первых, ещё со времён правления Кристиана IV (16-17 века) эту болотистую местность активно использовали в военных целях, в частности, как артиллерийский полигон, действовавший до 1983 года, и окончательная передача земель в гражданское пользование состоялась лишь в 2010 году после длительных сапёрных работ. Кроме того, здесь же располагалось место исполнения публичных казней путём обезглавливания, последняя из которых, впрочем, состоялась в далёком 1845 году. Помимо этого, на острове Амагер долгое время находилась главная городская свалка, а чуть ранее, с конца 19-го века - поля аэрации. Кто не знает – они используются для слива воды из канализации для её очистки путём фильтрации через почву. По этой причине и по сей день среди некоторых коренных жителей Копенгагена Амагер именуется «Lorteøen», что можно перевести как «дерьмостров».

Но довольно о грустном, есть во всей этой истории и светлая сторона. Ещё в середине прошлого века на большей части острова отсутствовали канализация и водоснабжение, а его часть, где расположен заповедник, представляла собой пустошь, образовавшуюся в результате осушения земель и постройки дамбы вокруг острова в послевоенное время. Таким образом, Amager Faelled долго был свободен от какой-либо хозяйственной деятельности человека, благодаря чему со временем превратился в оазис дикой природы, не слишком удалённый от центра города. По-моему, в этом есть определённое сходство с Тимирязевским парком. Часть территории заповедника остаётся в первозданном состоянии уже около 5 тыс. лет.

Первый забег в Amager Faelled состоялся 16 мая 2009 г., и собрал 20 бегунов и 7 волонтёров. Среди бегунов было 14 местных жителей 6 британцев, специально пересёкших ради этого Северное море. В дальнейшем некоторые из его участников ограничились парой пробежек, но есть и такие, кто участвует в паркранах по сей день, а за плечами Карстена Ларсена уже более 200 забегов.

Во время первого же забега произошёл курьёзный случай, из-за которого впоследствии пришлось изменить маршрут: оказалось, что по субботам в 9:15 утра по пути следования бегунов передвигается конная полиция, поэтому бег получился с препятствиями. Поначалу не обрадовались новому соседству и немногочисленные авиамоделисты, но конфликт был улажен.

В плане организации основная сложность заключалась в унификации данных по результатам забегов, изложенных на датском и английском языках. Например, при обработке статистических данных необходимо было учитывать, что для отделения десятичных дробей в Британии принято использовать запятые, а в континентальной Европе – точки. Полученный опыт в дальнейшем был использован при организации паркранов в Польше и России.

Как бы то ни было, в целом всё прошло удачно, и забеги продолжились, несмотря на невысокую посещаемость, которая значительно снизилась в первую зиму из-за капризов погоды: метелей, гололёда и 20-градусного мороза. Не могли не сказаться на посещаемости и культурные особенности датчан. Вообще говоря, бег там – не самый популярный вид спорта, а среди тех, кто им занимается – многие тренируются самостоятельно, и не участвуют в какой-либо организованной его форме, беговых клубов тоже сравнительно немного. Кроме того, субботнее утро в Дании считается «семейным временем», которое принято проводить с детьми, у кого они есть, в кругу родных и близких или походах по магазинам. Да и на роль директора паркрана в Дании желающих не было. Всё это привело к тому, что один из паркранов, проводившихся в Дании (Hillerød), со временем был закрыт (всего их на данный момент действует 7).

Антирекорд посещаемости состоялся 8 февраля 2010 г.: всего лишь 8 бегунов и 5 волонтёров. Всё это осложнялось тем, что в то время для регистрации результатов волонтёрам нужно было иметь с собой ноутбук, а на морозе быстро разряжалась батарея. К чести организаторов, ни один забег так и не был отменён, а самые стойкие участники по инициативе Джонатана дополнительно поощрялись: каждый пришедший хотя бы раз в месяц в период с декабря по март получал в подарок одну из 50 специально изготовленных футболок Odlo с символикой parkrun. Уже на следующий год посещаемость возросла более чем вдвое, а её пик пришёлся на 2011 год: в среднем 80 бегунов и 8 волонтёров. В дальнейшем рост посещаемости остановился ввиду того, что вскоре в Копенгагене были открыты ещё 2 паркрана: в октябре 2011 г. – Faelledparken, в апреле 2012 г. – Amager Strandpark (на территории пляжа на всё том же острове Амагер), но и поныне она в среднем не опускается ниже отметки в 60 бегунов.

Элитных бегунов здесь замечено не было, а обладатель лучшего пока результата (15:28), британец Ян Кипмтон известен тем, что показал на Лондонском марафоне в 2015 г. лучший результат среди любителей: 16-е место со временем 2:15:55.
Но есть среди постоянных участников женщина, о которой хочется рассказать особенно. 56-летняя Сюзанне Лаустсен до потери зрения 12 лет назад в результате повреждения зрительного нерва имела в своём активе результаты на уровне 40 минут на 10 км и 3:10 на марафоне. Летом 2010 года она нашла в себе силы продолжать занятия спортом, и начала участвовать в забегах, в чём ей всегда помогает супруг Ким. Сейчас на счету Сюзанне уже более 280 паркранов, и почти все в Amager Faelled, а повторить её лучший результат (21:12!) под силу далеко не каждому. Благодаря довольно высокому темпу, а также узнаваемости благодаря яркому жилету, Сюзанне помогает и другим участникам в качестве пейсмейкера улучшать свои результаты. Немудрено, что она не раз приходила к финишу первой среди женщин.

Трасса представляет собой 2 круга по 2,45 км плюс 100-метровый отрезок, покрытие – в основном гравий, частично – грунт и трава. Существенного перепада высот нет, но место болотистое, и в дождливую погоду возможны большие лужи. Маршалов на трассе нет, а разметку делают летом – с помощью муки, зимой – водой с пищевым красителем. Фишками обозначается только финишный створ, патриотично исполненная ленточка тоже имеется. Обработка результатов проводится тут же, на месте и не занимает много времени.

Благодаря тому, что число участников забегов сравнительно невелико, здесь всегда уделят внимание новичку и ответят на все интересующие вопросы, благо, датчане в большинстве своём свободно говорят по-английски. Угощения после забегов тоже присутствуют, а ещё периодически проводятся занятия йогой.

На вопрос, изменил ли паркран его жизнь, Джонатан с иронией отвечает, что конечно да, но не факт, что в лучшую сторону, ввиду того, что, помимо основного занятия, пришлось выполнить большой объём непростой организационной работы. Но оно определённо того стоило хотя бы потому, что во многом благодаря этому человеку несколько сотен бегунов в Дании приобщились к нашему движению. К тому же, полученный опыт подтолкнул Джонатана, несмотря на почтенный возраст, к дополнительному образованию: в 2013 г. он получил степень магистра в области физкультуры и спорта в Копенгагенском университете. Помимо этого, им была написана и выпущена книга на тему детского бега, рекомендованная для датских школ, а в настоящее время он трудится в беговом клубе Blovstrød Løverne, где возглавляет подразделение, отвечающее за работу с юниорами, и производит впечатление вполне счастливого человека.

Итак, мы рассмотрели яркий пример решения непростой задачи на чистом энтузиазме. Подводя итоги, можно заключить, что несмотря на определённые трудности на начальном этапе, паркран Amager Faelled в частности нашёл свою постоянную аудиторию и стал отправной точкой развития движения в Дании в целом и последующего его распространения по Европе. В части организации и особенностей проведения он имеет много общего с забегами в парках России, и наши туристы будут чувствовать себя здесь как дома.

#паркран за рубежом
С Вами был Александр Кузнецов.
До встречи в субботу!